Меню Закрыть

Вечёрка: СПИД не чума, по воздуху не летает. Но в Казани этого даже врачи не знают

С дискриминацией в школах, детсадах, на работе и даже в лечебных учреждениях регулярно сталкиваются ВИЧ-инфицированные в Казани. Несмотря на то, что о синдроме приобретенного иммунодефицита известно с 1980-х и уже давно доказано, что СПИД по воздуху и через рукопожатия не передается, даже люди в белых халатах продолжают испытывать панический страх перед этим заболеванием. Что уж говорить про обывателей…

По данным республиканского СПИД-центра, с 1987 года на конец ноября 2015-го в Татарстане зарегистрировано 19488 случаев ВИЧ-инфекции. Умерло за это время 4321 ВИЧ-положительный, в том числе собственно от СПИДа — 852.

С 2000 года от ВИЧ-инфицированных матерей в республике родилось 2500 детей, но только 97 из них выставлен диагноз «ВИЧ-инфекция», подавляющее большинство были сняты с учета как здоровые.

Как заверил корреспондента «Вечерней Казани» главврач центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Нияз Галиуллин, Татарстан не относится к проблемным регионам в плане распространения ВИЧ-инфекции — доля инфицированных составляет всего 0,3%, что намного ниже эпидпорога в 1%.

В общем, все не так уж страшно, и эти цифры лишний раз доказывают, что ВИЧ не передается воздушно-капельным и бытовым путями. Однако давнишний лозунг о том, что «СПИД – чума XX века», прочно засел в головах…

ВИЧ-положительная школьница Карина Зайцева (имя изменено) рассказала корреспонденту «ВК», как ее недавно госпитализировали в одну из городских детских больниц:

— Я поступила в приемное отделение с жалобами на головные боли. Врач, который меня принимал, спросил, как давно у меня ВИЧ, принимаю ли я специальную терапию и стою ли на учете в СПИД-центре. А затем последовал вопрос, можно ли меня класть в одну палату с другими пациентами. После этого мне пришлось объяснять врачу, что такое ВИЧ и как он передается.

По словам девочки-подростка, ее отправили в палату только после того, как принимающий врач получил добро от руководства отделения.

— И пока я лежала в больнице, только одна медсестра, зная о моем диагнозе, обращалась со мной нормально, а не как с прокаженной, — говорит Карина.

В свою очередь известная казанская защитница прав ВИЧ-инфицированных Светлана Изамбаева (она первая ВИЧ-положительная женщина в России, которая решилась открыть свой статус общественности) пояснила, что по правилам о положительном статусе пациента должен знать только лечащий врач. А медсестры и санитарочки вообще не должны владеть подобной информацией.

По словам Изамбаевой, несмотря на федеральный закон, согласно которому ВИЧ-положительная женщина имеет право рожать в любом роддоме, в Казани таких женщин отправляют только в инфекционную больницу, где в распоряжении ВИЧ-рожениц одна-единственная палата с ужасными условиями.

— В эту палату направляют также асоциальных рожениц. Очень опасно, когда ты ответственно планируешь беременность, заботишься о своем здоровье, а потом попадаешь туда, и к тебе подкладывают девочку, которая злоупотребляла наркотиками и ни разу не обследовалась. А вдруг у нее туберкулез? — возмущается Светлана. — Некоторые женщины готовы заплатить любые деньги за роды в другой больнице, но им отказывают на основании их ВИЧ-статуса.

Светлана знает, о чем говорит, поскольку ей самой пришлось испытать все прелести родов в «специальной» больнице.

Особым отношением к ВИЧ-положительным пациентам славятся и некоторые стоматологические клиники. Там действует следующее правило: если пациент проявил порядочность и предупредил врача о своем ВИЧ-статусе, то он пропускает всю очередь и идет на прием последним.

Стоматологи объясняют это тем, что они якобы должны особо тщательно обработать оборудование после ВИЧ-инфицированных. На самом же деле они обязаны заботиться о безопасности во время работы с любым пациентом, а вот пациент вовсе не обязан сообщать им о своем диагнозе, утверждает Светлана Изамбаева.

Казанская пенсионерка Нина Тагирова (имя изменено), которая опекает свою маленькую внучку, получившую положительный ВИЧ-статус от матери, тоже жалеет о том, что проявила излишнюю порядочность и откровенность.

— Я пыталась устроить внучку в детский сад, но, наверное, неправильно поступила, когда по-честному рассказала заведующей о ее диагнозе. Заведующая категорически отказалась нас принимать, — поделилась пенсионерка. — Нам пришлось пережить многочисленные споры, скандалы. В итоге мы решили обратиться в другой садик. Теперь о диагнозе внучки знает только ее врач — так намного спокойнее.

В школах ВИЧ-положительным детям также приходится несладко. Ученице одной из казанских коррекционных школ пришлось перейти на домашнее обучение из-за того, что директор школы узнал о статусе девочки.

— По неизвестным причинам об этом узнали еще и родители учеников, из-за чего началась настоящая паника, — рассказывает Светлана Изамбаева. — Нам в СПИД-центр позвонили (Изамбаева тесно сотрудничает с центром. — «ВК») и сказали, что надо срочно ехать в эту школу с лекцией, но это не помогло. Тогда маме девочки предложили перевести ребенка на домашнее обучение. Женщина решила согласиться.

Собеседники «Вечерней Казани» отметили, что в Татарстане ведется какая-никакая просветительская работа по вопросам профилактики и распространения СПИДа. Но пока лекции будут проводиться для галочки врачами или учителями с искаженными понятиями о ВИЧ, пока дети будут узнавать о контрацепции и передающихся половым путем заболеваниях из Интернета, а не из уст подготовленного специалиста, толку от этой просветительской работы не будет никакого.

Статья опубликована 1 декабря 2015 года
на сайте «Вечерняя Казань»

Похожие статьи