Меню Закрыть

Йодньюс: ВИЧные ценности

Ежедневно в России выявляют 300 случаев заражения вирусом иммунодефицита, а 20 тысяч россиян умирают ежегодно. Только по официальным данным, больше 900 тысяч человек в России ВИЧ-инфицированы. По словам директора федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадима Покровского, каждый двадцатый мужчина в возрасте 30-35 лет – носитель ВИЧ. Эксперты предупреждают: если не предпринять срочных мер, будет увеличиваться и эпидемия ВИЧ, и смертность от СПИДа.

Активисты движения «Пациентский контроль» сообщают о трудностях с получением антиретровирусной терапии. По словам Покровского, на государственном уровне профилактика ВИЧ не осуществляется в должной мере. От международных стандартов в профилактике ВИЧ Россия отказалась. Своей стратегии до сих пор не создала. На этом фоне в российском обществе растёт дискриминация ВИЧ-инфицированных.+

До августа прошлого года у Екатерины была лучшая подруга Ольга. Девочки жили в одном дворе, дружили с шести лет и очень много времени проводили вместе. Недавно Екатерина решила рассказать Ольге свой самый большой секрет. Девочки забрались под стол, зажгли свечу, и Катя шёпотом сообщила, что ВИЧ-инфицирована. Ольга поделилась этим со своими родителями. Они устроили бабушке Екатерины скандал и запретили девочкам общаться.

14-летняя Екатерина из Казани заразилась вирусом иммунодефицита вскоре после рождения. Её мать не знала, что ВИЧ-инфицирована, и кормила дочь грудью. Женщина болела алкоголизмом, не лечилась и быстро умерла от СПИДа. Она получила ВИЧ от своего гражданского мужа, а он заразился от своей бывшей жены. О своём заболевании мама девочки сообщила родственникам незадолго до смерти и сказала, что Екатерина, скорее всего, тоже больна. Анализы подтвердили у двухлетней Екатерины диагноз ВИЧ. Вскоре ребёнка начали лечить. «Я обычная девочка: учусь в школе, занимаюсь танцами. Единственное, чем я отличаюсь от других детей,  у меня в крови ВИЧ, о котором я не могу никому рассказывать. Иначе я буду как прокажённая» говорит Екатерина корреспонденту «Йода». С дискриминацией подросток сталкивался уже не один раз.

«Мама Оли сказала дочери, что Катя заразная, и от неё надо держаться подальше. Родители Оли ничего толком о ВИЧ не знали, кроме того, что это опасно. И знать не хотели», — рассказывает бабушка Екатерины Валентина Александровна. «Оля обещала мне, что никому во дворе не расскажет о том, что я ВИЧ-инфицирована. Я ей за это благодарна, но лучшей подруги у меня больше нет. Я теперь никогда не проболтаюсь о своём секрете, буду себя контролировать. Несправедливо, конечно. Детей с другими тяжёлыми болезнями считают нормальными, а я должна стыдиться своей болезни, будто что-то плохое сделала», — говорит Екатерина.

Валентина Александровна считает, что реакция родителей Ольги — следствие отсутствия в обществе профилактической и разъяснительной работы. «Сейчас даже медики невежественны в вопросах ВИЧ» говорит она. Десять лет назад ей с трудом удалось устроить внучку в детский сад. Медсестра рассказала директору детсада о диагнозе Кати, и он отказывал зачислить девочку в младшую группу. Заставить принять ребёнка удалось только после вмешательства общественной организации «Фонд Светланы Изамбаевой». «Директору детсада объяснили, что Катя имеет полное право ходить в садик, как и другие дети. Ему указали, что закон на нашей стороне и убедили, что внучка не опасна для других детей. За прошедшие годы отношение в обществе к ВИЧ-инфицированным почти не изменилось» говорит Валентина Александровна.

Учредитель фонда, который помогает женщинам и детям с ВИЧ Светлана Изамбаева десять лет назад публично рассказала о своём диагнозе «вирус иммунодефицита». «Я была одной из первых активистов, которые открыли свой ВИЧ-положительный статус. Это было сложное решение, и я о нём не жалею. Но сейчас советую подросткам рассказывать о своём заболевании только в группе поддержки для ВИЧ-инфицированных детей. Больные по-прежнему подвергаются социальной стигматизации. Это несправедливо. Большинство ВИЧ-инфицированных, которым я помогаю, — это женщины репродуктивного возраста без наркотической зависимости. Многие из них заразились от постоянного партнёра. Но для общества они — изгои, которые сами виноваты в своём заболевании и должны быть по возможности изолированы», — говорит Изамбаева.

СПИД уже давно перестал быть социальной болезнью. В 2001 году в 90% случаев ВИЧ-инфекция передавалась через шприцы наркоманов. Сейчас основной путь заражения  сексуальный контакт между мужчиной и женщиной. По словам председателя координационного совета Всероссийского объединения людей с ВИЧ Владимира Маяновского, в группе риска «находятся почти все люди».

Эксперты уже давно говорят, что нужно развернуть вектор борьбы со СПИДом в сторону людей, не попадающих в привычные группы риска. Первый и самый важный шаг  донести до людей, что ВИЧ грозит каждому. Однако опрос на тему ВИЧ ФОМа 2012 года показывает, что люди по-прежнему считают, что это болезнь наркоманов и секс-работников. «Стигматизация людей с ВИЧ, отношение к ним, как к маргиналам,  одна из основных причин распространения вируса иммунодефицита» говорит Светлана Изамбаева.

Например, в Казани женщины с ВИЧ могут рожать только в одной инфекционной больнице. Светлана рассказывает, что там очень старые палаты и решётки на окнах. Другие пациентки этого роддома боятся ВИЧ-инфицированных женщин и требуют, чтобы они не выходили из своих палат. «В Казани даже за деньги беременные с ВИЧ не смогут родить в других больницах. Очень тяжело детям и подросткам с ВИЧ. Их сейчас в России больше 7000, они тоже страдают от невежества и предрассудков» говорит Изамбаева.

В фонде Изамбаевой проходят группы поддержки для больных, тренинги и семинары. ВИЧ-инфицированные могут получить психологическую и юридическую помощь. «То, что я и другие активисты делаем, — это капля в море. Наших сил не хватает, чтобы глобально изменить ситуацию», — говорит Светлана.

«Создалось такое ощущение, что эпидемию ВИЧ на государственном уровне игнорируют. Вероника Скворцова, министр здравоохранения, неоднократно публично заявляла об успешной борьбе её ведомства с ВИЧ. «Но это же неправда! Мы по показателям распространения ВИЧ  впереди планеты всей!»,  говорит участник организации «Пациентский контроль» Андрей Скворцов. Депутат Мосгордумы Людмила Стебенкова в интервью изданию «Коммерсантъ» сказала: «Вместо распространения презервативов мы пропагандируем среди молодёжи верность партнёру и призываем к созданию здоровой семьи, это гораздо эффективнее». Именно так, на взгляд председателя комиссии по здравоохранению и охране общественного здоровья, должна проводиться профилактика ВИЧ.

Напомним, что ещё в 2005 году Людмила Стебенкова стала автором социальной рекламы «Безопасного секса не бывает». Тогда в интервью изданию РБК Стебенкова объяснила: «По мнению специалистов не только нашего городского центра СПИДа, но и просто большинства врачей, „безопасного секса“ в том виде, который преподносится нашему населению международными гуманитарными организациями, вообще не бывает».

«Эти чиновники живут в каком-то своей придуманном идеалистическом мире. То ли это патология, то ли политика, то ли страусиная тактика… В 90-е годы программы снижения вреда от употребления наркотиков поддерживали на государственном уровне. А теперь решили, что если спортом заниматься и ездить в патриотическое лагеря, СПИДа не будет…»  говорит президент Фонда содействия защите здоровья и социальной справедливости имени Андрея Рылькова Анна Саранг.

Директор федерального Центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский считает, что эпидемия ВИЧ  следствие действий «фарисеев, которые на каждом углу кричат, что детей не надо обучать безопасному сексу». «У нас все боятся организовывать программы сексуального просвещения, потому что несколько кликуш поднимут вой» говорит Покровский. По его словам, пять лет назад Россия отказалась от международных программ профилактики ВИЧ. «Были и социальные ролики на тему ВИЧ на телевидении, и сюжеты в СМИ, и билборды. Всё заглохло. Деньги — 18 млрд — выделяют ежегодно из бюджета на профилактику ВИЧ. Большая часть из них идёт на лечение. Но из-за того, что не выработана система профилактики ВИЧ, эпидемия продолжает распространятся» уверен Вадим Покровский.

Эксперты в один голос говорят, что профилактику ВИЧ надо начинать со школы. В средних учебных заведениях необходимо ввести уроки сексуального просвещения. «В казанских школах сейчас рассказать о ВИЧ получается только в рамках факультативов на тему ЗОЖ. Директора школ в своём большинстве стараются не пускать в школы активистов с темой ВИЧ. Администрация школ очень часто понимает, как важно информировать старшеклассников о том, как защитить себя от ВИЧ, но боится претензий со стороны чиновников» говорит Светлана Изамбаева.

Председатель координационного совета Всероссийского объединения людей с ВИЧ Владимир Маяновский предлагает организовывать тренинги на тему ВИЧ на заводах, в офисах, в университетах и на производстве. «Многие люди в самых разных социальных группах не имеют элементарных знаний о том, как можно предотвратить заражение ВИЧ. Миф о том, что ВИЧ передаётся воздушно-капельным путём, до сих пор существует» говорит он.

Среди людей с ВИЧ необходимо проводить разъяснительную работу, почему важно принимать лечение. «В России, как нигде, сильно ВИЧ-диссидентство. Это движение, которое отрицает СПИД и агитирует людей с ВИЧ отказываться от терапии. Их идеи не имеют научной основы, и они крайне вредны для больных, потому что терапия позволяет продлить жизнь больного, сохранить её качество» считает Андрей Скворцов.

Анна Саранг уверена, что нужно проводить работу по снижению вреда для наркозависимых. В России в прошлом году более чем у половины ВИЧ-позитивных с установленными причинами заражения основным фактором риска было указано употребление наркотиков нестерильным инструментарием.

По словам Вадима Покровского, в России сейчас ситуация с ВИЧ хуже, чем в ЮАР. Количество людей с ВИЧ там значительно выше, чем в России,  около 6 млн. человек. Но эпидемию удалось стабилизировать благодаря активной совместной работе общественных организаций и государства. И по данным организации «Unaids», число новых случаев заражения вирусом иммунодефицита в ЮАР сокращается. Число новых случаев заболеваемости, в 2004 году равное 540 000, в 2012 году сократилось до 370 000.

«Тотальное обучение безопасному половому поведению всех жителей с привлечением профсоюзов и работодателей, раздача миллионов презервативов и максимальный охват лечением — эти меры помогли стабилизировать эпидемию. Племенные вожди вовлечены в профилактику, они следят, чтобы больные принимали терапию. Различные африканские религиозные лидеры тоже поддерживают меры по стабилизации эпидемии», — говорит Покровский.

По словам экспертов, единственное, что делает сейчас российское государство для профилактики ВИЧ, — обеспечивает больных бесплатными лекарствами, которые сдерживают развитие вируса. Но и с этим начались проблемы. «Перебои с препаратами происходят все чаще и чаще, — говорит Андрей Скворцов. — Сейчас необходимую терапию в нужном объёме получают меньше половины людей с ВИЧ. Врачи из-за дефицита лекарств либо отказывают в терапии, либо тянут время». Часто врач говорит, что всех нужных препаратов нет и рекомендует принимать только один. Подобные действия приведут к тому, что больной не получит правильного лечения. Скворцов обеспокоен, что в этом году из-за санкций и кризиса поставщики повысили цены на препараты. «Эпидемия нарастает, количество людей, которым нужна терапия, будет больше. И я не уверен, что лекарств хватит на всех нуждающихся», — говорит представитель «Пациентского контроля».

Оригинал статьи опубликован
5 августа 2015 года на YODNEWS.RU

Похожие статьи