Меню Закрыть

«В палате меня всю обложили инвентарем с надписью ВИЧ»

«Мне в палату сразу принесли швабру с надписью «ВИЧ», биксу с надписью «ВИЧ», дверную ручку обернули бинтом», — вот в такой обстановке жительница Анапы Алёна  пыталась сохранить свою беременность в мае прошлого года. Но через четыре дня её все равно выписали. А в конце года у Алёны родился сын. Сейчас стало ясно, что он родился с ВИЧ-инфекцией. Специально для СПИД.ЦЕНТРА историю Алёны записала Анастасия КУЗИНА.

— У ребенка был шанс родиться здоровым, – говорит Евгения Прохода, президент краснодарской РОО ОЗ «Равный диалог». — Но мы знаем, как Алёну морально мордовали в больнице, и как отписывался краевой Минздрав и Роспотребнадзор, когда мы просили их вмешаться. А потом еще и перебои…

Алёна П. оказалась в городской больнице Анапы с угрозой выкидыша на 7 неделе беременности. Это был конец мая 2015 года.

— Когда врач в гинекологическом отделении увидела мой диагноз В20, она сказала, что «на таком сроке они не сохраняют». Хорошо, что это была моя третья беременность, я понимала, что к чему, и стала настаивать. Тогда меня положили в изолятор, в отдельную палату. Потом туда принесли швабру с надписью «ВИЧ пол», «ВИЧ стены», вёдра, биксы, подписанные красной краской «для ВИЧ больных гин. отделение  В-20 ». Всю обложили подписанными тряпками. И вот другие люди, пациенты, медперсонал ходят по коридору и видят, что везде у меня ВИЧ-ВИЧ-ВИЧ…

Снятый на телефон Алёны инвентарь, который стоял у нее в палате.

— Алёну переводили с места на место. И наконец, местом ее заточения стала палата, набитая хозяйственным инвентарём, который афишировал её ВИЧ-статус всем входящим, – комментирует Евгения Прохода. — Ей не дали постельного белья и посуды. Запретили выходить из палаты, пользоваться общественным душем в дневное время. Разносчица еды сообщила, что заходить к ней в палату она не должна по инструкции, и протягивала еду в одноразовой посуде через дверь. Совершенно точно врачи обсуждали ее диагноз между собой и не скрывали его от персонала…

Алена говорит, что за четыре дня, проведенных в этой больнице, ей сделали один укол магнезии и взяли анализ крови. А потом выписали.

— Врач говорит: «Езжай домой, бог даст, сохранится…» А у меня была двойня…

Дома началось кровотечение, это был выкидыш. Алёна села за руль и приехала в женскую консультацию.

Снятый на телефон Алёны инвентарь, который стоял у нее в палате.

— Гинеколог дает направление на чистку.  Я говорю: «А можно УЗИ сначала?» Настояла. И выяснилось, что один ребенок ушел, а второе сердечко бьется… И началось. Как ни приду потом в консультацию, гинеколог мне: «Алёна, аборт, надо аборт. Непонятно, кто родится…». Приходят анализы на генетику. Она смотрит: «Ой, по всем признакам – урод. Все нарушения». Поехала в Краснодар в генетическое отделение. Там посмотрели, сказали: «Мы не видим носа. Урод. Аборт…» Довели до истерики, морально вымотали. Но муж сказал: «Это мой сын, рожай…».

У Алёны уже было двое детей, причем вторую дочь она родила, зная свой диагноз. Алёна принимала терапию во время беременности, все прекрасно понимает, поэтому и дочка родилась без ВИЧ. Принимала она терапию и сейчас. Но за два месяца до родов Алёна приехала в Центр СПИД Новороссийска (вся Анапа получает терапию там) и услышала, что ее препаратов нет, меняем схему.

— Я перед родами сдаю в Центре СПИД анализы, мне говорят: «Все ок». На самом деле, они кровь взяли, но, я так понимаю, анализ не сделали. А новая схема не работала. Потому что я рожаю 14 декабря, на следующий день прибегает врач и начинает орать: «Алёна! У вас вирусная нагрузка 88 тысяч! Вы не принимали терапию!».

Чуда не произошло. Мальчик родился с ВИЧ. Зато в остальном – совершенно здоровый.

— Все есть, руки-ноги, носик. Сказали бы то, что думали: «Мы боимся, что он родится инфицированным». Да и пусть. Но зачем же меня так мордовать всю беременность было? Я девять месяцев слушала, что у меня родится урод!

Снятый на телефон Алёны инвентарь, который стоял у нее в палате.

— Что с Алёной хорошо, – говорит Евгения Прохода, – она приехала жить в Анапу из Москвы. Поэтому знает свои права и может за себя постоять. Почему мы и узнали эту историю. А вот наши краснодарские пациентки принимают такое отношение к себе, к сожалению, как должное. Алена обратилась к нам сразу после выписки, и мы написали в краевой Минздрав и Роспотребнадзор, чтобы они навели порядок в ГКБ Анапы, хотя бы уничтожили дискриминационный инвентарь, который у них припасен для таких пациентов. Потому что девушка там не первая и не последняя. В 2014 году в Краснодарском крае у женщин с ВИЧ родилось 258 детей. А в 2015 – уже 313. Из них в 2014 году диагноз подтвердился у 7 малышей, а в прошлом году – уже у 12.  Но из обоих ведомств пришла отписка, что все сведения об Алёне представляют медицинскую тайну. И теперь Алёне говорят, что она не принимала терапию и сама инфицировала своего ребенка. Но перебои-то у нас осенью и правда были! И вот очень интересно, как врачи опишут причину перинатальной передачи в этом случае.

Похожие статьи