Меню Закрыть

Психолог из Казани рассказала, как жить в России с диагнозом ВИЧ

Психолог Светлана Изамбаева из Казани стала первой женщиной в России, открыто заявившей о своём диагнозе ВИЧ 15 лет назад. Она рассказала Metro, как изменилось отношение к ВИЧ-инфицированным за эти годы

– Все вроде знают о путях передачи ВИЧ-инфекции. Но люди по-прежнему испытывают страх, – говорит Светлана Изамбаева. – Дискриминация в медицинских учреждениях осталась. Медики обычно говорят: «Если у вас ВИЧ, то идите лечиться в свои СПИД-центры». Там действительно очень хорошие, дружелюбные врачи. А если тебе нужны другие специалисты?

В прошлом году мне нужно было попасть в лор-отделение, чтобы вылечить гайморит, – продолжает Светлана. – При оформлении в больницу в регистрационной карточке сразу написали ВИЧ. Я промолчала, взяла карточку, сфотографировала, написала жалобу главному врачу. На что мне в ответ объяснили: ничего подобного не было. И даже показали карточку. Они её оперативно переоформили. Или, помню, во время беременности мне на обменной карте сверху красным написали СПИД. Это ужасно. Такие вещи нужно на корню менять. Или, к примеру, в поликлинике я сидела в очереди к лору на процедуру. Вышел врач и перед всеми говорит мне: «Вы зайдёте последняя. Вы же понимаете, какой у вас диагноз». Представляете, если на моём месте оказался бы человек, который боится огласки? Приходится даже врачам объяснять: «Я для вас менее опасна, чем остальные, которые не сдавали тест на ВИЧ. Я честно сказала о своей болезни, я принимаю препараты». То есть практически лекцию для них провела.

У меня двое детей, одной 13 лет, другому 11. У них нет ВИЧ. Лежали с младшим в санатории. Мне отказали в бассейне из-за диагноза. Малыш сам не мог спуститься, он лежачий. Ещё дети  год занимались в спортивной секции. Когда там узнали о моём диагнозе, попросили больше не водить детей. Тренер объяснила, что родители против. Это было больно, обидно, неприятно. А когда дочка только-только начала ходить, её выкинули из детсада. Коляску как-то сожгли у подъезда. Я была тогда в шоке. А когда мы переехали, перешли в другую школу, я сразу пошла к директору пообщаться. И она призналась, что читает меня в Instagram, и сказала, что была бы рада, если бы я проводила тренинги для старшеклассников. Так было приятно. Люди стали потихоньку меняться.

– Жалела ли я, что открыто заявила о своём диагнозе?  Только в те моменты, когда это отражалось негативно на детях, – признаётся Светлана. – Но дочка гордится мной. И знаете, сколько я получаю положительных отзывов?! Мне часто пишут, что благодаря мне построили счастливую семью и решились родить детей.

Оригинал статьи опубликован на сайте metronews.ru

Похожие статьи