Меню Закрыть

«Меня гнобили»: казанские ВИЧ-позитивные, геи и люди с акне о борьбе с дискриминацией

Светлана Изамбаева: «Мою коляску в подъезде сожгли, когда я начала говорить, что у меня ВИЧ»

Фонд Светланы Изамбаевой, который организовал «ВИЧеринку», оказывает помощь людям, живущим с вирусом иммунодефицита человека. Сама Изамбаева живет с ВИЧ с 2002 года. Она раскрыла свой статус и начала помогать детям и взрослым с таким же диагнозом.

Светлана считает, что ее история начинается с детства. Она выросла в сельской семье с пьющим отцом, мягкой матерью и строгой бабушкой.

«В семье не говорили „я тебя люблю“, никто не обнимал. Плюс папа, который приходил пьяным в семью. Очень рано я осознала, что мне не хватает любви. Мне не хватает этого понимания», — рассказала президент фонда корреспонденту ИА «Татар-информ».

Светлана окончила школу, поступила в университет, была на третьем курсе в вузе, когда после серьезных отношений доверилась своему партнеру. Но по непонятным для Изамбаевой причинам он исчез из ее жизни. Она искала его, звонила родственникам, но безрезультатно.

Новый год девушка встретила без возлюбленного, а 7 марта узнала про свой положительный ВИЧ-статус. Международный женский день Светлана провела в слезах.

«Всё в моей жизни остановилось, мне казалось, я так всего достигаю: я поступила в университет, несмотря на то что я выросла в селе и мне никто не помогал. Я помогала своим сестрам и братьям, чтобы у них как-то все произошло. И вдруг — у тебя ВИЧ. Это такой крах».

Светлана Изамбаева

На то время, по словам Изамбаевой, не было информации о болезни, лишь песня Земфиры «А у тебя СПИД, и значит, мы умрем». Светлана призналась, что в тот момент она готова была умереть.

Однако с того момента, как ее поставили на учет, прошло уже 18 лет: она основала свой фонд и раскрыла свой статус. За это время у Светланы накопилось много историй, связанных с дискриминацией. Однажды в подъезде сожгли коляску ее ребенка, позже дочку выгнали из детского сада только из-за того, что у ее мамы ВИЧ, посуду в столовой заставляли класть отдельно, после года занятий капоэйрой в частной студии ребенка попросили больше не приходить на занятия.

«В одной из городских больниц до сих пор людям без ВИЧ выдают обычную простынь, а людям с ВИЧ одноразовую тоненькую голубую марлю. Очень легко можно пройтись по палатам и узнать, кто из пациентов ВИЧевый. Это дискриминация, такого не должно происходить», — заключила Изамбаева.

Молодой казанец о себе: «Я еврей, гей, и у меня ВИЧ — комбо»

Гей-пара с ВИЧ на условиях анонимности поделилась с корреспондентом ИА «Татар-информ» своей историей.

Молодые люди встречаются уже полтора года, но с перерывом: один из парней на время возвращался к своему «бывшему», там и подхватил ВИЧ. Сойдясь вновь, летом они прогуливались по Баумана. Пара увидела, что проводят экспресс-тестирование на ВИЧ, и «по приколу» решили его пройти.

«Я захожу первый. Первая полоска нормальная, а вторая расплывчатая, и мне печальным голосом говорят: „Молодой человек, у вас положительный“. И у меня просто белый шум», — рассказал один из молодых людей о результатах тестирования.

19.05.2017 — Открытая дискуссия «Отношение общества к проблеме ВИЧ» (Фото: Александр Эшкинин/ИА Татар-информ)
После подтверждения диагноза в СПИД-центре, по словам парней, началась самая «жесть». Из-за того, что один из них не имеет казанской прописки, на учет ему надо было встать в своем регионе, только сделать это сам он не успел.

Молодые люди до сих пор не знают, как информация попала в СПИД-центр родного региона молодого человека. Потом, пройдя через районную больницу, сельскую больницу и администрацию родного поселка парня, сообщение о статусе дошло до его мамы. Из сельской больницы позвонила врач, которая лечила его с детства, и при встрече доктор сообщила ей конфиденциальную информацию, разглашение которой наказывается законом.

«Я вообще изначально хотел маме сам рассказать. Это же мой выбор, мое право рассказать людям о том, что у меня ВИЧ», — пояснил молодой человек.

Другой парень столкнулся с дискриминацией на работе. Он хотел устроиться в одну из сетей общественного питания, но из-за статуса, по его словам, ему перестали присылать расписание, а позже старшая по смене сказала, что они опасаются, что по городу пойдут слухи.

«Мне просто так обидно стало, я этих людей очень сильно люблю, людей, с которыми я хотел работать. И они такие говорят: «Мы тебя боимся». Человека с открытой формой туберкулеза надо бояться! Человека с открытым сифилисом надо бояться! Меня-то что бояться?»

ВИЧ-позитивный казанец

Ребята не открывают свой статус, поэтому больше проблем испытывают из-за своей нетрадиционной сексуальной ориентации, они не проявляют свои чувства на людях. Один из парней шутит про себя: «Я гей, еврей, и у меня ВИЧ, у меня комбо».

«Плоскогрудкой» и «шпалой» дразнили одноклассники будущую модель Екатерину Спивак

Фуд-блогер и бывшая модель Екатерина Спивак поделилась своим опытом борьбы с дискриминацией, связанной с навязыванием шаблонов по внешности на сцене «ВИЧеринки».

«В детстве было сложно понять, что я длинная, почему я худая, почему у меня в шестом классе аж 39-й размер ноги и почему у меня нет сисек, когда у всех они уже есть. При этом я была по мнению других уродиной», — рассказала о своих школьных годах московский блогер.

Девушка не могла понять, почему все считают ее некрасивой, в зеркале она видела прекрасного человека. Спивак поделилась, что в школьные годы дружила только с мальчиками, а бабушки во дворе ей говорили, что она «плоскодонка» и мужа ей не найти.

«Я с девочками в принципе не дружила в детстве. Сейчас у меня мало подруг, и лучший друг — это мой муж», — отметила Екатерина.

В детстве Спивак решила пойти в угоду своим одноклассникам и попросила у мамы купить бюстгальтер с пуш-апом. Девушка рассказала, что ей было жарко, неудобно, но ее перестали гнобить. После окончания школы модель принципиально перестала носить лифчик.

Девушка из дискордантной пары про заблуждение о ВИЧ: «Я думала, что это зомбиподобные люди, которые харкают кровью»

Девушке почти 26 лет, полтора года она встречается с ВИЧ-положительным мужчиной. Она рассказала, что в период развода с мужем познакомилась с молодым человеком, но дальше все пошло не по плану.

«Совершенно левое, третье лицо подошло ко мне и сказало как бы между прочим: „Смотрю вы в отношениях, флиртуете“. Я говорю: „Да“. — „Ну, ты имей в виду у человека ВИЧ“. И это, наверное, был самый большой шок в моей жизни», — поделилась ВИЧ-отрицательная.

Она вспомнила, что в тот момент ей заложило уши. Первое, о чем подумала: «Сколько раз я в своей жизни не предохранялась», — призналась девушка.

Свой ВИЧ-статус женщина не знала, тесты никогда не сдавала. После разглашения информации влюбленные разговаривали 12 часов. Тогда, по словам девушки, она впервые узнала про терапию, про то, что с ВИЧ живут.

«До этого я думала, что это зомбиподобные люди, которые харкают кровью», — призналась она.

По сей день пара вместе. По словам девушки, ей потребовался год, чтобы полностью принять статус любимого человека. Но злость на это третье лицо влюбленные держат до сих пор.

«Если мы расстанемся, давай это будет не из-за ВИЧ, давай это будет, потому что кто-то из нас м*дак», — завела правило девушка.

Она назвала своего парня «ветераном движения» — он живет с положительным статусом уже 21 год, номер заражения меньше 150-го, нынешние цифры пятизначные.

«Я бы хотела, чтобы люди, столкнувшиеся с этим, видели и таких тоже персонажей, они живут, и все у них замечательно, у них также есть любовь, есть красивые умные девушки», — заключила она.

Жительница Казани об акне: «Это мешало мне радоваться новому утру»

Жительница Казани Виктория рассказала, что живет с акне — воспалительным заболеванием кожи уже семь лет.

«В простонародье это сыпь на лице, прыщики, угри, называйте как хотите, а для меня это то, что мешало мне чувствовать себя, радоваться новому утру, любить свое отражение в зеркале, просто общаться с людьми. По-моему, это можно назвать стеной стыда и ненависти к себе».

Виктория

Девушка подвергалась настоящему буллингу: одноклассники, незнакомцы и родственники издевались над ней из-за высыпаний. Каждый день в школе, на художественных курсах и в других местах девушке приходилось слышать вопросы:«Ты чем-то болеешь, что ли, а это заразно?», «Ой, у тебя опять вылез прыщик, когда это уже закончится?», «А ты знаешь, что их можно лечить спиртом, сметаной, я проверяла».

Виктория призналась, что ее не останавливало предвзятое отношение сверстников и родных, она продолжала ходить к дерматологу, лечиться.

«Но я поняла, что это всё ни к чему. Потому что мне ничего не помогало. По-настоящему мне помогла поддержка. Я бы хотела, чтобы стена стыда и ненависти к себе у подростков, живущих с акне, пала», — поделилась девушка. Ей помогли принять себя ее любимые люди: лучшая подруга и молодой человек.

Источник: sntat.ru

Похожие статьи